• Главная
    Главная Здесь Вы можете найти все записи, оставленные на этом сайте.
  • Категории
    Категории Показывает список категорий этого блога.
  • Теги
    Теги Показывает список тегов, используемых в блоге.
  • Авторы
    Авторы Поиск избранных авторов по сайту.
  • Групповые блоги
    Групповые блоги Найдите здесь ваши избранные группы.
  • Войти

Сергей Кара-Мурза. Что теперь делать с этим юбилеем

Опубликовано в Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 1950
  • Подписаться на обновления
  • Печать

Нынешний год было решено сделать юбилеем 100-летия «Великой российской революции». Президент в Послании высказал важное и глубокое суждение: «Наступающий, 2017 год – год столетия Февральской и Октябрьской революций. Это весомый повод ещё раз обратиться к причинам и самой природе революции в России. Не только для историков, учёных – российское общество нуждается в объективном, честном, глубоком анализе этих событий… Уверен, что … уроки истории нужны нам прежде всего для примирения, для укрепления общественного, политического, гражданского согласия, которого нам удалось сегодня достичь… Давайте будем помнить: мы единый народ, мы один народ, и Россия у нас одна».

 

Это непростые мысли, в них много смысла. Ждём разъяснения от учёных и политиков, но пока они, похоже, не готовы. Цели предприятия внятно не оглашены.

Например, Минкульт утверждает, что цели акции – «подчеркнуть наше российское величие и значение для мира, а с другой стороны – усилить единение российского общества и обеспечить национальное примирение».

Председатель оргкомитета юбилея ректор МГИМО А. Торкунов предупредил: «Мы исходим из того, что эта тема не должна стать поводом для раздрая и обострения в обществе». Какие основания исходить из таких благих пожеланий? Что значит «тема не должна» стать поводом для обострения? А что если вместо единения и примирения, наоборот, углубится раскол? Ведь это – юбилей двух революций, которые столкнулись в Гражданской войне высшего накала! Зачем эти образы соединять в коротком замыкании?

Ещё один автор заметил: «Российским властям придётся столкнуться на этом пути с серьёзным вызовом – столетием Октябрьской; ни одна из трактовок революции 1917 года не укладывается в рамки нынешнего мифотворчества российских властей». Зачем устраивать это столкновение? Ведь мифотворчество властей не изменится, и люди к нему привыкли – какой смысл снова бередить.

С самого начала не был определён смысл названия мероприятия: «100 лет Великой российской революции». Как возникла эта формула? Уже в ХIХ веке, в полемике с народниками, стало ясно, что в России назревали две революции – Февральская и Октябрьская. Они были не просто разные, а враждебные друг другу. Их главные векторы и цели были принципиально различны, они были непримиримы. Маркс и Энгельс по этому поводу очень переживали и много напророчили. Читайте!

 В строительстве жизнеустройства СССР, на фронтах и в тылу Великой Оте­чественной войны, в восстановлении страны люди были едины, и раны закрылись. В 30-е годы дети красных и белых женились без камня за пазухой. Гражданская война ушла в предание. Над созданием этого предания трудились школа, литература, кино и старики. Перестройка, а затем «антисоветская революция» всеми средствами создавали трещины и расколы в народе и обществе – надо было отвлечь население от приватизации. И добились распада страны и общества, а заодно культуры и хозяйства! Из небытия вышли «внуки Февраля», их накачали духом реванша, активировали – и вновь складываются враждебные общности, которые расходятся по разным дорожкам и становятся непримиримыми. На Украине в большой инсценировке воспитали «внуков Бандеры», а где-то ещё чьих-то «внуков». Опять кровь и ненависть, как и в Гражданской войне, с помощью западных интервенций и «политтехнологий». Сейчас на подготовку ушло 25 лет – и добились: Москва и Киев на грани войны. Прослойка деструктивных радикалов мала, но её разрушительный потенциал велик.

Мы с трудом выбираемся из 90-х годов, срочно нужны программы консолидации общества и единства нации! Но это трудное дело. Чтобы заново строить общество и нацию, надо вглядеться в «дорожную карту», по которой шли к распаду. Надо знать, какие структуры разрушали и какие связи рвали. Самыми вдохновенными словами не исправить то, что сломали. Для строительства требуются знание, согласие и действие.

Из огромного мирового опыта построения нации (и общества) можно упомянуть особый и важный принцип: забвение прошлого. История полна противоречий, конфликтов и столкновений. Но это – дело учёных, а общество живёт преданием, уроками и забвениями. Только так можно жить в народе, как в семье. Всегда есть отравители колодцев, провокаторы раздоров и доверчивые романтики. Государство должно отправлять кого за решётку, кого на перевоспитание, а для романтиков надо искать новый язык – старые слова истёрты.

Призрак отца Гамлета невнятно намекнул на возможного убийцу – и груды трупов в датском королевстве. Собрать на юбилей «Великой российской революции» тени Чапаева, Каппеля, Савинкова и ещё миллион призраков – это создать риск отката «гражданского согласия, которого нам удалось сегодня достичь». Юбилей революции в 2017 году – политическая акция, чреватая резким углублением дезинтеграции общества.

Поражает, что видные историки считают мероприятие «столетия революции» простым делом. Они если и предполагают какие-то неприятности, то от политиков. Академик А.О. Чубарьян заявил: «Информационные войны ведут не профессионалы, не историки». Это иллюзия.

Разве он не знает профессоров и академиков, историков и философов, которые ведут именно идеологические информационные войны? Их – легион. Тем не менее А.О. Чубарьян утверждает: «У нас есть академические институты, есть факультеты и кафедры истории в университетах, которые способны справиться с любыми попытками искажения истории».

Неужели это всерьёз? Вот профессор и историк Б.В. Соколов утверждает, что общее число погибших советских военнослужащих в Великой Отечественной войне – 26,4 млн. человек, а немцы на Восточном фронте якобы потеряли всего 2,6 млн. (то есть соотношение потерь 10:1). Почему же РАН не «справилась с этими попытками искажения истории»? Этот историк публикует книги, выступает на телевидении, а тут ещё и академик РАН А.Н. Яковлев, говоривший, по словам В.В. Познера, «о 27 миллионах погибших солдат именно, то есть военных».

Лояльный к власти доцент НИУ ВШЭ П. Родькин пишет в ноябре 2016 г.: «Тема столетия революции властями будет подниматься, причём, на мой взгляд, с однозначным знаком «минус». В следующем году мы ещё увидим и услышим огромное количество фальшивок, клеветы и нападок по отношению к большевикам и всему советскому, поскольку современным политическим классом Октябрьская революция воспринимается как враждебный и социально чуждый проект».

Складывается впечатление, что академики и чиновники просто не представляют, какое потрясение в символической сфере они заваривают. Например, А.О. Чубарьян уверен, что «история революции 1917 года сегодня – это тема для дискуссии как между профессионалами в истории, так и в обществе».

Ну какие сейчас могут быть «дискуссии между профессионалами в истории и в обществе»? Это профанация. В среде профессионалов и в истории, и во всем обществоведении доминирует ориентация не на истину (как в науке), а на нравственные ценности (как в идеологии и, шире, в натурфилософии). Именно дефицит объективности и беспристрастности был важной причиной краха как Российской империи, так и СССР. Ныне кризис методологической платформы гуманитарной интеллигенции ещё более углубился.

А объективного анализа двух наших революций от широкой публики уж тем более ожидать нельзя. Видный социолог так определяет состояние общества (2012): «Общество постепенно отучили размышлять. Эта усиливающаяся тенденция принимается без возражения и им самим, так как осознание происшедшего приводит к глубокому психологическому дискомфорту. Массовое сознание инстинктивно отторгает какой-либо анализ происходящего в России».

Российское «общество спектакля», созданное телевидением, и мозаичная культура, превращающая личность в «человека массы», так резко усилили давление на человека, что это стало острейшей проблемой, особенно при наступлении «третьей волны» кризиса. Но это и мировая проблема. Австрийский философ Карл Краус в 1930-е годы афористично выразился о капиталистической правящей верхушке: «У них – пресса, у них – биржа, а теперь у них ещё и наше подсознание».

В научном совете при Совете безопасности РФ было принято утопическое решение о необходимости в течение года 100-летия революции «противостоять попыткам намеренного искажения этого и других важнейших периодов в российской истории».

А каким прибором Совет безопасности будет определять, намеренное искажение совершали профессор Б.В. Соколов и академик А.Н. Яковлев или искреннее, по незнанию? И чем искренние попытки искажения фактов лучше намеренных? Почему искажению из-за невежества не надо противостоять? Это решение научного синклита выглядит крайне странно.

Как сообщает пресса, источник в Администрации президента, комментируя это решение научного совета Совбеза, подчеркнул: в Кремле предупреждают, что любые интерпретации истории революции в связи с её юбилеем – это сугубо «прерогатива научного сообщества». Правая рука не знает, что делает левая? Установки для интерпретации истории революции давал сам глава правительства РФ Д.А. Медведев в сентябре 2016 года. Говоря конкретно о 100-летии Октябрьской революции, он заявил: «Эта революция – очевидный пример того, как с утратой стабильности были по сути разрушены основы экономики и на долгие годы утрачены перспективы экономического роста».

Какой историк или экономист после этого будет объяснять главе правительства, какие в реальности были «перспективы экономического роста» СССР, или тем более сравнивать достижения СССР с успехами экономической политики нынешнего правительства? Таких чудаков среди историков и экономистов в России нет.

Кстати, депутат Госдумы нового созыва Н. Поклонская тоже даёт образцы смыслового наполнения юбилея: «Изверги двадцатого столетия (Ленин, Троцкий, Гитлер, Мао Цзэдун), пролившие море человеческой крови, не вызывали такого отторжения, как убиенный со своей семьёй добрый и милостивый государь, кардинально улучшивший благосостояние своего народа и причисленный к концу двадцатого столетия к лику святых».

Интересно, как отреагировал Китай на привет от депутата «Единой России»! Какие тут могут быть юбилеи и «научные дискуссии»! И ведь зачем-то накануне юбилейной кампании вдруг в разных местах начали устанавливать мемориальные доски одиозным персонажам: Врангелю и Маннергейму, а потом и Колчаку. Заведомо знали, что эти акции вновь вызовут «битвы призраков», которые раскололи и парализовали общество в 1990-е годы. Как-то это надо объяснить!

В прессе появились туманные исповедальные сентенции типа: «И у красных своя правда, и у белых своя правда. У всех есть своя правда – вот мы эти правды будем уважать, и все примирятся!» Что это такое? Кто это придумал? Ведь понятие «правда» в таком контексте – грубая демагогическая метафора. Ах, у грабителя своя правда, но и у ограбленного тоже есть своя правда! Каждый уважает чужую правду, значит, они примирились. Что у нас с культурой, в какое Зазеркалье она свалилась? Теперь ещё предлагают понять «правду жертв» и «правду победителей». И как мы будем укреплять гражданское согласие их правнуков? Зачем эти софизмы?

Чтобы успокоить вековые раны и обиды, не надо читать в сердцах и выпытывать у людей правду их предков. Разумно перевести разговор в плоскость рациональных понятий, тогда и можно будет разным общностям приблизиться к объективной картине. Общий язык понятий, логика и мера на время утихомирят страсти и позволят людям связать 1917 год с 2017 годом, а главное – взглянуть в будущее. Это наша национальная задача.

На мой взгляд, было бы полезно изложить простым и сухим языком, без призраков и фанфар, два больших стратегических проекта, которые предложили России две революции – Февральская и Октябрьская. Консервативный проект монархии был отведён без боя. Промежуточные проекты – националистов и анархистов пока что можно отложить. Сейчас есть достаточно исторических материалов научного типа. Надо только составить популярное описание двух проектов с совместимой структурой и с главными смыслами, а не с сенсационными эпизодами и эксцессами.

Официальная советская история нам представляла романтическую и упрощённую картину, думаю, чтобы быстрее закрыть раны Гражданской войны. Но сейчас нам всем насущно необходима реальная система противоречий первой четверти ХХ века, потому что сейчас мы снова переживаем в принципе те же противоречия, но в новых и более сложных условиях. Оттолкнуть урок 1917 года было бы преступлением перед внуками. На эмоциях мы из новой исторической ловушки не вылезем – такие революции повторять некому. А революции постмодерна, судя по тенденциям, будут намного страшнее. Зачем к ним тащиться?!

 

Источник

Рейтинг:
  • Гость
    Игорь Среда, 15 Февраль 2017

    Зачем нашей власти понадобилось отмечать столетие революций, бередить старые раны? Думаю, другого выходы просто не было! Все равно многие и так помнят о столетии. Просто игнорировать эти события нельзя: прикажешь "забыть" Октябрь - возбудится левая оппозиция, а "забыть" Февраль - тут же завизжит "болотная" ! На фоне разворачивающегося кризиса сейчас на первом месте для Кремля стоит вопрос самосохранения. А для этого всю мощь пропагандистского аппарата направят на восхваление Февраля и на оплёвывание Октября. Вряд ли найдутся наивные, верящие в намерение власти восстановить историческую справедливость. Готовится очередная серия Великого Обмана, продолжение промывки мозгов. Благо, придворных историков, социологов и либерал-экономистов хватает и за свои неустанные "труды"они получают отнюдь не по тридцать сребреников...

  • Валерий НД
    Валерий НД Четверг, 16 Февраль 2017

    Здравствуйте!
    Как то в Живом Журнале, в одном из комментариев к Вашей статье я писал, что по моему мнению, наукой может называться лишь тот способ отыскания истины, который имеет в своей основе либо математический аппарат (позволяет построить математическую модель), либо свободно тиражируемый эксперимент, как в биологии, химии. Поэтому, история это не наука. Это один из инструментов для оправдания действий правящего режима, который отстаивает определенный классовый интерес. Вы сами пишите: "Официальная советская история нам представляла...", т.е. подразумеваете, что есть история двух типов: официальная и неофициальная и тем самым подтверждаете, что история это не наука. Ведь не бывает официальной и неофициальной химии или математики. Истина одна и она не может быть официальной и неофициальной. Поэтому никакой объективной картины оценки программ политических сил, пришедших к власти в ходе Февральской и Октябрьской революций 1917 г, и результатов выполнения этих программ от нынешней власти ждать не приходится. Уж очень нелестные ассоциации и опасные для неё сравнения могут возникнуть в обществе.

  • Гость
    Андрей Басов Четверг, 16 Февраль 2017

    Октябрьская революция характерный пример, как при благообразной идеологии осуществляется совершенно противоположное: http://www.andrey-basov.net/narodovlastie.html

  • Гость
    михаил Пятница, 17 Февраль 2017

    Все это гробокопательство! Оно ни к чему доброму не приведет, а главное никого ни чему не научит.
    Учит практика жизни, ежедневное, ежеминутное её протекание.
    К сожалению здесь не место вести содержательную дискуссию.

Прокомментировать

Гость Четверг, 29 Июнь 2017