• Главная
    Главная Здесь Вы можете найти все записи, оставленные на этом сайте.
  • Категории
    Категории Показывает список категорий этого блога.
  • Теги
    Теги Показывает список тегов, используемых в блоге.
  • Авторы
    Авторы Поиск избранных авторов по сайту.
  • Групповые блоги
    Групповые блоги Найдите здесь ваши избранные группы.
  • Войти

Александр Ремжов. Децентрализация. О туманной лексике и реальной практике.

Опубликовано в Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 5933
  • Подписаться на обновления
  • Печать

1.      В ожидании великого предела.

Все мы живем и жизнь наша ежедневно чем-то наполняется. Все мы встаем, что-то делаем, чтобы снова лечь спать и снова встать чтобы что-то делать. Рутина поглощает и за ней тонут смыслы и все превращается в неразличимое марево абсурда. И с одной стороны восприятие окружающей русского человека действительности как абсурда во многом способствует поддержанию душевного здоровья на достаточном для возобновления ежедневных повседневных занятий уровне. С другой стороны, такое восприятие не позволяет ответить на очень важный для всех нас вопрос: «что нас ждет?», – каждого по отдельности и вместе целого как народ.

Однако насколько самообман абсурда приятен и порой полезен, настолько же актуальная реальность неизбежно и неотвратимо требует к себе внимания, постоянно покалывая нас по оголенным нервам. Любая же попытка выхода за рамки спасительного круга абсурда наполняет ощущением тревоги и смутным предчувствием надвигающейся катастрофы. И именно на игре с этими внутренними еще совершенно не осмысленными и до конца не осознанными ощущениями неустроенности нашей Русской действительности строятся всевозможные спекуляции, сводимые к обыгрыванию сюжета о скором грядущем Пределе. Предел этот может варьироваться от библейского апокалипсиса до крушения глобальной капиталистической системы как во всем мире, так и в отдельно взятой стране. Единственное, что объединяет столь разные эсхатологические прогнозы так это напряженное ожидание скорейшего самоорганизующегося катарсиса всей существующей системы общественных отношений. Так было в 90-е, когда трагедия крушения СССР становилась все очевиднее, так было в 2000-е, не смотря на некоторое хозяйственное восстановление, ничего не изменилось и сегодня - в ожидании великого и непостижимого Предела все замирают в пассивном уповании… Но на что же предлагают нам уповать? [Именно на этот вопрос и попытаемся ответить.]

 

Основным объектом упования современного научного и просто политизированного общества являются такие слова как самоорганизация, децентрализация и не просто сами по себе, а в противопоставлении представлениям об институте государства.

 О чем мы слышим справа? – о децентрализации, а о чем мы слышим слева? - о самоорганизации. Власть говорит о ужасах централизованной «командно-административной» системы предлагая искать спасение в децентрализации, в то же время в качестве отдушины для несогласных распуская миф про жесткую «вертикаль власти». Оппозиция говорит о потерянном рае плановой экономики предлагая выходить из современного тупика через самоорганизацию.

Что же мы имеем в итоге? Те самые крайности, которые сходятся. Для чего нам столь необходима децентрализация? – для раскрепощения творчества масс на местах, как говорят юристы/экономисты/политологи, которое подавляется централизованным «левиафаном» - государством. На что же нам раскрепощение творчества на местах? – для самоорганизации, уверенно заявляет патриотическая оппозиция. А самоорганизация для чего? Для возможности решения людьми любых вопросов без участия государства и «начальства», поясняет нам госслужащий, т.е. для децентрализации?

Все это создает универсальную, непробиваемую логически, конструкцию для мышления которую за последние 25 лет усвоили люди. Легкость ее усвоения заключается главным образом в том удобстве которое она доставляет своим пользователям – возможности оставаться в крайне инфантильном состоянии для верхов и некоторой точкой (хоть и ложной) опоры в уходящем из-под ног пространстве для низов.

В качестве примера приведем рассуждения из общественно-политического журнала «Российская Федерация сегодня» №13 за 2007г., учредителем которого является Федеральное собрание – Парламент РФ:

 «Говорят: у муниципальных властей нет денег. Говорят: местный бизнес не озабочен проблемами самоорганизованности… Говорят: Закон о самоуправлении, дав права местному населению, не дал практически денег на благоустройство, на содержание пожарных служб и так далее. Это так?

— Да, так. Но дело не только в финансах, хоть это и сверхважно. Недавно побывала я в селе Ключищи. Там прямо напротив сельской администрации, рядом с возрождаемым храмом есть озерцо. Невероятно захламленное! И думается тут вот о чем: в селе проживает более четырех тысяч человек. Из них, допустим, тысяча дееспособных. Совковая лопата берет килограмм шесть грунта, не менее. Махнули каждый по разу — шесть тонн грязи из прудка как не бывало. Еще по разу — снова шесть тонн...

Не машут. Никто. И смотрится грустно в захламленную воду сильно покореженный храм, с трудом восстанавливаемый храм.» [2].

Более того в итоговом 24 номере за 2007 год собкор “РФ сегодня” повторяет эту же зарисовку подводя следующий итог «Не машут. От замшелого, въевшегося в каждую клетку равнодушия, видимо, нет избавления. И разве только в Ключищах?

Заезженные в лоскут деревенские улицы, мусор и мерзость на них, свалки на каждом шагу, неухоженность — это уже не отступление от нормы, это — норма. Какие уж тут пруды, парки, аллеи! Почему это не скребет души, почему не вызывает желания убрать, почистить, навести опрятность?» [3].

По накалу мысли и претенциозности вышеописанные рассуждения 21 века вполне могут составить конкуренцию разве что знаменитой фразе: «Если у них нет хлеба, пусть едят пирожные!», - произнесенной в конце 18-го.

Стоит обратить внимание что при всем при этом с начала 2000-х самым эффективным изобретением политтехнологов в России были и остаются такие слова и понятия как «укрепление вертикали власти», «вертикаль власти», «вертикаль власти Путина» … одно только это указывает на то что никакого запроса у людей на децентрализацию не было.

Однако, на наш взгляд, не столько важен разбор этого головокружительного дискурсивного танца из двух понятий, сколько тот пример, что натолкнет нас на мысль о том, что важного мы потеряли из виду уповая в оцепенении за этой словесной эквилибристикой?

 

2.      События Украины как повод задуматься над тем чего же мы ждем.

Одним из ключевых событий не только прошедшего 2014 года, но и всей постсоветской эпохи по праву является присоединение Крыма к Российской Федерации. Страсти по этому поводу принимали и принимают нешуточный размах, проведя достаточно четкую границу между сторонниками и противниками присоединения. Дальнейшие события – появление Луганской и Донецкой республик, стремящихся к воссоединению с Россией при отсутствии встречного желания у Правительства РФ –породили в обществе нешуточные дискуссии специфичной формой которых стал известный мем «Путин слил – Путин не слил». Не требует особых разъяснений, что вполне стихийно возникший у народа запрос на объяснение, складывающейся двойственной ситуации, был целенаправленно канализирован политтехнологами в примитивную бинарную оппозицию, эксплуатирующую архетипы «доброго справедливого царя» и «царя-самозванца» (большая часть риторической борьбы «патриотов-путинистов» и «несистемной оппозиции» проходит вокруг попытки привязать тот или иной архетип к действующему главе государства). В результате же такого смещения акцентов мы получаем всестороннее эмоциональное обсуждение как личности «царя» (Президент) так и его «бояр» (чиновники, депутаты, олигархи, военные и т.д.), вместо спокойного анализа существующего в РФ государства в свете тех возможностей которыми оно обладает. Поэтому вместо активного включения в пылающие споры по поводу «хитрых планов спасения отечества» и «громких разоблачений предательства отчизны» давайте попытаемся ответить на вопрос - в состоянии ли сегодня Российское Государство массово присоединять и обустраивать новые территории даже по историческим меркам недавно от него отколовшиеся? Наиболее существенным при попытке ответа на поставленный вопрос является рассмотрение вопросов централизации-децентрализации управления в стране.

Как известно «При прочих равных, а иногда и при худших условиях практически всегда выигрывает тот объект или та организационная структура, в которой функционирует более эффективная система управления» [5, с.83]. История в целом и в особенности 20 века показывает, что наиболее эффективной системой управления, позволяющей решать сложные управленческие задачи в моменты кризиса является централизованная система управления (ЦСУ). И действительно при самом беглой ретроспекции истории России, много ли мы увидим спокойных периодов благополучия и хотя бы относительного достатка? Пожалуй, только один – период который, как правило, именуют «Брежневским застоем», оберегаемый ЦСУ, созданной в государстве Советов. В связи с этим уместно вспомнить слова П.А. Столыпина произнесенные в 1907 году в Государственной Думе Российской Империи: «Тут говорилось о децентрализации. Представитель Царства Польского говорил о необходимости для правительства, особенно в теперешнюю минуту, черпать силу не в бюрократической централизации, а в том, чтобы привлечь местные силы к самоуправлению, с тем чтобы они заполнили тот пробел, который неизбежно скажется у центральной власти, опирающейся только на бюрократию… Децентрализация может идти только от избытка сил. Могущественная Англия, конечно, дает всем составным частям своего государства весьма широкие права, но это от избытка сил; если же этой децентрализации требуют от нас в минуту слабости, когда её хотят вырвать и вырвать вместе с такими корнями, которые должны связывать всю империю, вместе с теми нитями, которые должны скрепить центр с окраинами, тогда, конечно, правительство ответит: нет!» (из речи П.А. Столыпина, произнесенной в Государственной думе 16 ноября 1907 г. в ответ на выступление члена Государственной думы В. Маклакова [4, c.130-138]). О чем же поведал приведенный отрывок из речи Петра Аркадьевича? О том, что противопоставление централизованному управлению децентрализации и самоуправления по подобию колониальной Английской империи, есть опасное заблуждение разрывающее государство на части! По всей видимости Столыпин отдавал себе отчет о смысле с виду столь безобидных идей, как децентрализация и самоорганизация, на деле способные превратить внутренние территорий Российской Империи в колонии. 

Таким образом, взгляды «отца» Русской революции совпадают с практикой строительства Советского государства русскими крестьянами.

В противовес предыдущим мнениям и ориентирам, начиная с 90-х годов 20 века в государственном строительстве, не смотря на многократное учащение кризисных явлений в результате серии волюнтаристских решений возобладала идея децентрализации. Эта идея проходит красной нитью через все основные правовые нормы – Конституцию РФ, Гражданский Кодекс РФ и в последующем составленных на их основе налоговом и бюджетном законодательстве – наиболее зримо воплощаясь в институте местного самоуправления. Основным же итогом новой системы управления государством явился не виданный до того разрыв вертикали власти. Фактически речь идет о том, что любой глава района или мэр городского округа не являются подчиненным ни соответствующего руководителя субъекта федерации, ни президента страны (см. рисунок 1).

разорванная вертикаль власти

Рисунок 1. Разорванная вертикаль власти.

Приведем пример. Представим, что в положении о вооруженных силах РФ были бы внесены законодательные изменения в результате которых прапорщики и солдаты выходили бы из подчинения офицерского состава. Конечно в реальности такого быть не может, но в рамках умозрительного эксперимента представить можно. Представили? Тогда ответьте на вопросы: «Как складываются отношения между двумя половинами разделенной таким образом армии?», «Какими механизмами приводилась бы в управление такая армия?», «Как это влияет на боеспособность армии и обороноспособность страны?», в конце концов «Можно ли победить таким войском серьезного противника?». Не будем отвечать за читателя на эти достаточно не сложные вопросы, ответы на которые думается и так для всех очевидны, так как для армии такая ситуация была бы на столько абсурдна и противоестественна самому смыслу ее существования, что надеемся не нуждается в пояснении.

Однако, вернемся к нашей основной мысли, когда мы рассматриваем гражданскую управленческую иерархию государства, иначе говоря, административный аппарат государства, то подобное же разделение - когда ни один муниципальный служащий формально не подчинен ни одному вышестоящему госслужащему - не вызывает резонных удивлений и вопросов.  А ведь именно эти вопросы, касающиеся децентрализации административного аппарата, могли бы пролить свет на те, казалось бы, необъяснимые проблемы которое испытывает наше государство в конфликте на Украине, приковавшем внимание всей страны. Так, присоединение и обустройство новых территорий всегда задача неординарного характера, требующая от государства особых и слаженных усилий – координации всего как военного и так административного аппарата. В условиях же военной и информационной конфронтации - усилий неординарных и мобилизационных.  И если военный аппарат государства обеспечивает постановку территории под контроль (расширение границ государственного пространства), то административный аппарат отвечает за ее «переваривание» в полноценную и полноправную часть территории государства (создание качественно однородного с остальной территорией пространства).

Однако, как уже было указано выше, современный административный аппарат выстроен так, что не может решать задачи мобилизационного характера в силу «разорванности» пресловутой «вертикали власти». То есть способность административного «переваривания» Российской Федерацией новых территории ничтожно мала. Именно с этим явлением, вероятнее всего, столкнулись Правительство РФ и Администрация Президента после присоединения Крыма, что в свою очередь повлияло на выработку дальнейшей стратегии поведения в отношении возникших дружественных государств на пространстве бывшей Украины.

С учетом вышесказанного проведем еще один мысленный эксперимент – представим, что в 2014 году Россия для защиты мирных граждан русскоговорящего населения ввела войска на территорию бывшей Украины и присоединила значительную часть ее территории. Попытайтесь ответить – что дальше делать с этими территориями? Как их «переварить» в однородное социальное пространство с остальной частью территории РФ? Ведь речь бы шла не о 2 млн. человек населяющих полуостров Крым, а о цифре, колеблющейся в диапазоне от 20 до 48 млн. или о единовременном увеличении населения РФ на 17 - 33%. Более того, как восстанавливать эти территории, если после приведения новых территорий в соответствие с Российским законодательством добиться прямого исполнения распоряжений Президента и Правительства на местах стало бы невозможно – ведь органы местного самоуправления не являются частью государства!? Таким образом, перед вами в полную силу разворачивается пример притворенного в жизнь принципа государственного устройства против которого выступал даже Столыпин. Наверное, и тогда либералы предлагали нечто подобное.

В подтверждение приведем реплику Губернатора Кировской области Никиты Юрьевича Белых по поводу лесных пожаров в 2010 г.: «belyh: "Еще одна проблема с пожарами связана с распределением функций. Притом, что непосредственную близость к лесным пожарам имеют органы местного самоуправления, у них нет ни функций, ни полномочий, связанных с решением данных ситуаций. А МЧС - федеральная структура, которая никакого отношения ни к муниципалитетам, ни к области не имеет. В ведении МЧС находятся вопросы, связанные со спасением граждан в населенных пунктах. То есть когда пожар где-нибудь в лесу, туда не едет МЧС, они охраняют населенные пункты. Если непосредственной угрозы населенному пункту нет, то МЧС к пожару отношения не имеет. В этом плане спрашивать что-то с органов местного самоуправления, у которых нет ни денег, ни возможностей, ни ресурсов для защиты от лесных пожаров, весьма и весьма сложно."» [6]. Что же в таком случае можно спросить с местного самоуправления в случае военных действий?

Недоумение же основной массы наблюдающих и дискутирующих той резкой сменой как риторики, так и реальных действий правительства после присоединения Крыма вызвано именно тем, что сознание их целенаправленно приковывается к театру военных действий и эмоционально перегружается. Внимание объективируется на незащищенности граждан, попадающих в зону конфликта и неопределенности ситуации, что естественным образом должно вызывать страх, создавая однобокую иллюзию проблемы безопасности. Как известно, такой прием давно и безотказно работает: «Озабоченность личной безопасностью, сверх всякой меры раздутая из-за реальной незащищенности и психологической неопределенности, все больше подавляет другие отчетливые страхи, все больше оставляет в тени другие причины для беспокойства. Правительства могут вздохнуть с облегчением: никто, или почти никто не потребует от них реальных действий в вопросах, которые они просто не способны охватить и удержать под контролем — слишком коротки и слабы их руки. Никто не обвинит правительства в том, что они бездействуют в конкретных вопросах, беспокоящих людей — ведь по телевидению ежедневно показывают документальные репортажи и драматические постановки, «документальные сюжеты» и тщательно отрежиссированные драмы, замаскированные под документальные репортажи, где рассказывается о новом, усовершенствованном вооружении полиции, о высокотехнологичных тюремных замках, сигнализации против взломщиков и автоугонщиков, о молниеносных и сокрушительных ударах по преступности, о доблестных сотрудниках служб безопасности и детективах, рискующих жизнью ради нашего спокойствия.»[1, с.167]. Поменяйте в приведенной цитате из текста Зигмунта Баумана «полиция» на «ополченцы», «преступники» на «антитеррористические отряды» и уголовную риторику на военную – и получите среднестатистический новостной сюжет о складывающейся ситуации конфликта на Украине.

Более того, поскольку «врожденные возможности человеческого восприятия остаются неизменными как минимум со времен палеолита, быстрая связь не питает и уравновешивает, а затопляет и подавляет память»[1], а постоянный информационный шквал новостей о людских трагедиях, политических и военных преступлениях конфликта, сам по себе становится мощным оружием подавления способности общества и отдельных ее членов к рациональному осмыслению стоящих перед ними проблем и способов их решения.

Таким образом, навязываемая «общественная дискуссия» не предполагает обсуждения коренных проблем государственного жизнеустройства, затронутых в ходе конфликта. Напротив, вместо серьезного обсуждения культивируется эмоциональная апатия или истерия со множеством технологических погремушек-утилизаторов рационального сознания сводящихся к двум фундаментообразующим бинарным парам:

- Путин слил/Путин не слил

- нарушение безопасности/восстановление безопасности

В итоге одна из неявных, но наиболее важных, краеугольных проблем современного государства вообще не рассматривается как проблема. Народ прикован взором к телевизорам и интернетам в пассивном ожидании грядущего. А грядущее должно прийти быстро и внезапно, раскрепостив силы для «самоорганизации» народа. И пока мы в это верим, почва все вернее уходит из-под ног, как в болоте земля под ногами утопающего.

И помощи в поиске спасительных ответов по-видимому ждать не откуда. Что ж, придется попытаться самим дать ответы на множество вопросов, которые в упор не замечаются в буквальном смысле всеми – политиками, учеными, общественными деятелями, журналистами, обществом: что вытекает из современного статуса муниципальных образований? Какова пресловутая вертикаль власти в призме законодательства о местном самоуправлении в РФ? Что имеют ввиду, когда говорят о перспективе развития местного самоуправления как основы государственности? Какие культурные основания имеет современное местное самоуправление в Российской истории? Почему столицы нашего отечества лишены возможности испытать на себе все прелести местного самоуправления?

Подчеркнем, что на данный момент вразумительных ответов на все вышеперечисленные вопросы нет. Более того сама постановка вопросов именно таким образом имеет не дюжую новизну для современного общественного дискурса – так как о местном самоуправлении принято говорит либо восторженно хорошо, либо ничего. 

Список литературы

  1. Бауман 3. Глобализация. Последствия для человека и общества / Пер. с англ. — М.: Издательство «Весь Мир», 2004. - 188 с.
  2. Беспалова М. Почему же мы терпим все, что разрушает наш дом? / Общественно-политического журнала «Российская Федерация сегодня» №13, 2007г// http://www.russia-today.ru/old/archive/2007/no_13/13_local_authorities_2.htm
  3. Миндубаев Ж. Самоуправление: действующая реальность или чиновничий миф? Ответа нет/ Общественно-политического журнала «Российская Федерация сегодня» №24, 2007г// http://www.russia-today.ru/old/archive/2007/no_24/24_local_authorities_2.htm
  4. Столыпин П. А. Нам нужна великая Россия. Самые знаменитые речи и письма. /П.А. Столыпин. - Москва: АСТ, 2013. - 416 с. - (Историческая библиотека)
  5. Удалов Ф.Е., Алехина О.Ф. Макроуровневый анализ централизованной системы управления экономикой / Вестник Саратовского государственного социально-экономического университета. – 2013. - № 3. – С. 82-85.
  6. Кировский либерал. Никита Белых рассказал "Ленте.ру" о своих достижениях и планах// http://lenta.ru/articles/2010/10/01/belykh/

 Если Вам понравилась статья, проголосуйте на ВОТТ 

Рейтинг:
  • RStrigger
    RStrigger Среда, 16 Декабрь 2015

    Мда, много, путанно и в итоге без предложений. А в общем-то все банально, как в пасьянсе "Паук". Сделав пару-тройку неверных ходов попадаешь в безвыходную ловушку для исправления которой следует вернуться в одну из предыдущих позиций, которая просматривалась как решаемая, после чего изменить порядок ходов и успешно завершить пасьянс.
    Так и в государственном устройстве, следует вернуться в ту исходную точку, которую "ничтоже сумняшись" сломали "неумелые" руководители, а точнее коллаборанты, которые хотели воспользоваться "заминкой" и "своевременной" поддержной "друзей" (точнее своих хозяев).
    Разница только в том, что в пасьянсе сам "напоратчил", сам и исправил. В государственном же масштабе "напортачить" нам "помогла" вражеская информационно-психологическая дезориентация и особо падкие на "блестящие" обертки с дерьмом государственные деятели, разглагольствовавшие о "социализме с человеческим лицом", "иже примкнувшие" к ним государственные алкаши и изменники присяги. Поэтому, нам, советскому народу, пойдет только на пользу побывать на грани жизни и смерти в трясине "засасывающего" нас болота - "поля чудес".
    Не в первый раз в истории государства российского наступали смутные времена и авторы этих времен известны. Самоорганизация советского народа произойдет также спонтанно и будет такой же беспощадной,как это было и раньше. А чтобы это произошло быстрее и более бескровно, надо народу правильно указать врага и его ставленников, а не вводить его в заблужение безвыходностью ситуации. Детали и подробности см.ссылку.

    http://tochka-py.ru/index.php/ru/glavnaya/entry/538-7589456
    *http://cccp-kpss.narod.ru

  • Гость
    Гор Пятница, 18 Декабрь 2015

    О, как хорошо в этих абзацах автор статьи расчехлил выстроенную путинскую вертикаль власти безответственности, и нежелание менять синекуру:
    "...представим, что в 2014 году Россия для защиты мирных граждан русскоговорящего населения ввела войска на территорию бывшей Украины и присоединила значительную часть ее территории. Попытайтесь ответить – что дальше делать с этими территориями?"
    "... как восстанавливать эти территории ... ведь органы местного самоуправления не являются частью государства!?"

    Для некоего мысленного исследования предлагаю поместить путинский режим в другую систему координат, это сразу автоматически врубает другие исторические аналогии.
    А что если Керенский (Путин) получил мирно власть от царя Николая 2-го (Бориса), который тоже проводил либеральные реформы, и 25 лет запаса нынешних реформ это советский жирок, накопленный за предыдущие годы. И Керенский говорил, что мог бы править бесконечно, если бы у него был телевизор, но в реальности для России все окончилось бы печально, страна была бы расчленена по примеру Османской или Австро-Венгерской империи, потому что либералы концептуально не способны созидать, все решает невидимая рука рынка, как впрочем и марксисты, у которых все делают объективные законы. Так что нетрудно догадаться, что ждет нас впереди.

Прокомментировать

Гость Пятница, 20 Сентябрь 2019