• Главная
    Главная Здесь Вы можете найти все записи, оставленные на этом сайте.
  • Категории
    Категории Показывает список категорий этого блога.
  • Теги
    Теги Показывает список тегов, используемых в блоге.
  • Авторы
    Авторы Поиск избранных авторов по сайту.
  • Групповые блоги
    Групповые блоги Найдите здесь ваши избранные группы.
  • Войти

Александр Степанов. Код предательства.

Опубликовано в Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 4467
  • Подписаться на обновления
  • Печать

Популярные клише реформаторов: Холокост, Конкуренция, Мировой рынок, Высокие технологии означают одно и то же — присягу на верность Западу и отречение от своего народа.

Холокост.

Любое событие усваивается общественным сознанием опосредованно, через интерпретацию, выделение «главного». Одни и те же события воспринимаются по-разному в разных странах. Так по-разному был воспринят в России и на Западе германский фашизм. Американский социолог Джефри Александр провел блестящий анализ происхождения понятия Холокост в западной культуре. Он же отмечал что за пределами Запада, отождествление Холокоста с абсолютным злом не прижилось. У мексиканцев свои болячки, у китайцев свои. Но диссиденты всего мира, даже китайские, клянутся в верности Западу на Холокосте.

На Запад большое впечатление произвел государственный антисемитизм фашистского режима. Систематическое уничтожение миллионов евреев. Большой эффект в США вызвала «Хрустальная ночь», когда получив добро Запада на захват Чехословакии, фашистское государство устроило систематические погромы евреев.

Конечно и в США случалось что пьяные подростки расколотят витрину еврейского магазинчика и отметелят хозяина, а полицейский их за это гоняет. Но чтобы колотили витрины и волокли хозяев сами полицейские — это нецивилизованно!

Освободив в конце войны несколько концентрационных лагерей, американцы не испытывали особых симпатий к тощим, оборванным грязным заключенным. После войны пострадавшим выдавались визы на иммиграцию в США. Среди получателей таких виз немцы были на первом месте, а евреи на последнем. Но обвинение в «фашизме» оказалось очень эффективным политическим инструментом для отмены квот на прием в медицинские школы и другие престижные учебные заведения США.

Кроме того, антисемитизм оказался очень удобным для объяснения второй мировой. Наци убивали евреев, а Америка их спасла. Антисемитизм Гитлера гораздо больше подходил Западу на роль абсолютного зла, чем антикоммунизм, например, или претензии на право Запада на мировое господство. Сожженный в лагерном крематории еврей-горожанин ближе городским обывателям Запада, чем сожженная русская деревня.

Важно также желание американца «очиститься» - убедить самого себя и других что он «не такой». А попробуй очистись от антикоммунизма, русофобии и европоцентризма. Еврей пострадал безвинно, а деревню может и стоило сжечь. На вьетнамские деревни Америка вывалила в несколько раз больше бомб, чем все участники второй мировой вывалили друг на друга. Да и на русские города и деревни США и их сателлиты стали строить планы сразу после победы 1945.

Для России агрессия гитлеровской Европы стала национальной трагедией. Наша страна потеряла во второй мировой больше жизней чем любая другая. Для нас важнейшие характеристики фашизма — стремление к захвату «жизненного пространства на Востоке» - расширения Европы на Восток за счет России. Идея расового превосходства Запада над незападными народами, а также антикоммунизм фашизма. Конечно и нам евреев жалко, тем более что минимум треть из погибших от рук нацистов евреев наши граждане, но это не повод забыть остальные 25 миллионов наших людей. Да и очищаться от антисемитизма нам было не нужно — уж в сталинские годы антисемитизма в СССР точно не было.

Конечно и СССР пытались приписать «государственный антисемитизм». Тщательно пересчитывали евреев, пострадавших от сталинских репрессий. Конец этому положил В.В. Кожинов, показавший что в центральном аппарате НКВД евреев было 45% - больше, чем русских, украинцев и белорусов вместе взятых. Евреи пострадали потому что были в верхах. К тому же, прежде чем пострадать, сами бог весть сколько репрессировали. Когда эти факты всплыли, тему «государственного антисемитизма в сталинском СССР» быстро свернули.

Отличительная особенность российского либерала - зацикленность на «Холокосте». На первый взгляд, это просто погоня за западной модой. Но в реальности это присяга на верность Западу и отречение от русского народа. Можно понять американца, считающего Холокост величайшим злом в истории. Но в устах российского либерала это не только присяга нескольким миллионам погибших евреев, но и отречение от 27 миллионов погибших советских граждан. Это не проговаривается, но всегда подразумевается. И это отречение от миллионов соотечественников повторяющийся мотив либерального кода предательства.

Самая популярная вариация на тему Холокоста в России — миф о «русском фашизме». Если брать принятое в России понимание фашизма, то «Русский фашист» — это антикоммунист, сторонник экспансии Запада на Восток за счет России, расист, считающий русских рассово неполноценными в сравнении с Западом.

Не то чтобы у нас таких не было, но они называют себя «либералами». Образ «русского фашиста» создается по западным лекалам. Фашист в этом представлении всего лишь антисемит. На создание «русского фашизма» Запад предоставляет не только лекала, но и гранты. Вот показательный отрывок из интервью с фотографом Юрием Максимишиным:

«С фашистами всё было просто. Это было задание журнала Time, статья называлась «Из России с ненавистью». Мне нужно было найти не просто фашистов, а фашистов определённой группировки, и самым сложным было их найти. Я написал в блоге: может, кто-то о них знает. Позвонил своим студентам, и через четверых человек я вышел на этих людей. Позвонил им и сказал, что я фотограф, у меня есть заказ от журнала Time – снять о вас историю. Они сказали: «Хорошо будут писать?» – «Не знаю, но думаю, что плохо». – «Ну, давай встретимся». Встретились, потом говорю: «Знаете, ребята, а я вообще еврей. Вы как?» Они говорят: «Что, совсем еврей?» – «Наполовину». – «Ха! Кто ж из нас наполовину не еврей…» (смеётся).»
Читать полностью: http://www.gazeta.ru/culture/2011/09/01/a_3752113.shtml

Один западный дядя обучил «фашистов», изображать «правильный» фашизм, как его представляют на Западе. Другой заплатил фотографу, чтобы снял о них репортаж. Холокост живет и побеждает.


Конкуренция

Когда читаешь программы либеральных экономистов, поражает что лекарством от всех болезней промышленности они считают конкуренцию:

«краеугольный камень новой модели роста - целенаправленные усилия по снятию институциональных барьеров для экономического роста. В условиях быстрого изменения технологий государство в экономике должно заниматься не выбором «фаворитных» отраслей и компаний, не поддержкой их ускоренного роста, а улучшением делового климата, повышением инвестиционной привлекательности страны, развитием конкурентной среды, выработкой и поддержанием правил игры для рынков.» (Стратегия-2020: Новая модель роста – новая социальная политика)

Конкуренция иностранных производителей, как раз и является главным барьером для экономического роста. Не даром обвал рубля после дефолта вызвал оживление экономики. Другим барьером для экономического роста является вывоз из России сырья и энергии. Снятие этих барьеров, а также активное участие государства в определении и развитии ключевых направлений — необходимое условие экономического роста российской экономики.

Но заклинания о конкуренции не бессмысленны. Как Холокост не только присяга Западу, но и отречение от 27 миллионов русских, Конкуренция — это присяга на верность западным кампаниям и отречение от отечественного производителя. Гарантий что все предприятия выживут в конкурентной борьбе, или хотя бы выживет достаточно предприятий, чтобы народ мог прокормиться, никто не дает. Гарантируют лишь, что об уничтоженных предприятиях прозападные политики будут молчать как историки Холокоста о Хатыни.


«Высокотехнологичные рабочие места»

Если руководителям предприятий реформаторы предлагают конкуренцию, то молодежи предлагается «экономика знаний» и «высокотехнологичные рабочие места». Запад свез промышленное производство в Китай, приставив свое население к «постиндустриальной» «экономике услуг», финансируемой за счет государственного долга.

Без конца жить в долг нельзя. Разразился кризис и средний класс, почуяв что перекладыванием бумажек больше не проживешь, вышел на улицы жечь автомобили. Вряд ли ему удастся вернуть промышленность из Китая достаточно быстро чтобы избежать катастрофы. Тем безответственнее выглядят мантры российских политиков и экономистов:

«Новая модель роста предполагает ориентацию на постиндустриальную экономику – экономику завтрашнего дня. В ее основе сервисные отрасли, ориентированные на развитие человеческого капитала: образование, медицина, информационные технологии, медиа, дизайн, «экономика впечатлений» и т.д. И в развитых, и в развивающихся странах возникает креативный класс - люди творческого труда, создающие инновации уже в ходе своей обычной работы. Именно они будут обеспечивать решающие конкурентные преимущества в соревновании экономик XXI века.» (Стратегия-2020: Новая модель роста – новая социальная политика)

При убитой отечественной промышленности, «людей творческого класса» в России может быть ровно столько, сколько нужно Западу. А Западу таких людей в России нужно совсем немного. В программе нигде прямо не говорится что «экономике завтрашнего дня» хватит места всем. Говорится лишь что государство и экономика будут считаться лишь с теми, кому хватит места в «экономике впечатлений». С остальными считаться не собираются. Участь их ужасна и о них не говорят, как в доме повешенного не говорят о веревке.

Подобно «Холокосту», и «конкуренции» - «постиндустриальная экономика» лишь присяга экономиста и политика на верность Западу и отречение от миллионов соотечественников, которым нет места в «постиндустриальной экономике».


Взломать код предательства

Ясно что на восстановление российской экономикой Западом наложен запрет. Политики, экономисты, общественные движения должны повторять присягу на верность Западу и отрекаться от миллионов своих соотечественников. Перед лицом превосходящих сил противника даже отступающая Красная армия, которую не заподозришь в предательстве, пренебрежении к советским гражданам, и сотрудничестве с агрессором, вынуждена была прибегать к тактике выжженной земли, разрушая собственные фабрики, заводы, шахты, электростанции. И лишь победа СССР в войне позволила отстроить экономику заново.

У всех перед глазами пример советской экономики, которую реформаторы при поддержке Запада распилили и вывезли. Пример уничтоженной советской науки и армии. Пример советских рабочих, инженеров и конструкторов, миллионами оказавшихся без работы и средств к существованию. Восстановление экономики, в которой будет место всем, требует долгосрочных гарантий стабильности.

Предприниматель рискнет инвестировать в реальное производство, а школьник, пойдет учиться на токаря или инженера только если будут гарантии что новые заводы не распилят новые реформаторы. А гарантировать такую стабильность может лишь активность подавляющего большинства общества, обреченного реформой на вымирание. Но чтобы большинство стало активно, надо чтобы хоть кто-то в элите от него не отрекся. Через компромиссы, через новый Бресстский мир выйти из катастрофы реформ и повернуть к строительству общества, в котором будет место всем. Первый шаг на этом пути — взломать код предательства. Вспомнить об обреченных.

Источник жж автора

Рейтинг:
0
  • Комментариев пока нет. Оставьте свой комментарий первым.

Прокомментировать

Гость Воскресенье, 20 Октябрь 2019