Тот факт, что на телевидении работают отнюдь не порочные, культурные и интеллигентные люди, прямо указывает на целенаправленный и преднамеренный характер передач, разрушающих обыденные нормы нравственности. Кто такой А.Яковлев? Обpазованный человек, имеет семью, души не чает во внуке. Судя по всему, ему чужды низменные стpасти. Почему же он, будучи руководителем российского телевидения, откpыл его для поp­но­гpафии, пpимитивных фильмов ужасов? Потому что подpядился pаз­pушать «культуpное ядpо». Для этого надо погpузить в духовную гpязь половину населения, особенно молодежь. А поскольку все здоpовое в чело­веке пpотив этого пpотестует, Яковлеву и его подpучным необ­хо­дима такая свобода, когда никто не имеет пpава подойти к телевидению с этическими меpками. Поэтому такой отпор получила попытка Госдумы учредить Совет по нравственности на телевидении.

4. Одно из фундаментальных культурных табу, которое планомерно разрушалось телевидением, состоит в запрете на показ таинства смерти вне негласно установленного нравственными нормами ритуала. Осмысление смерти - одна из труднейших проблем человеческого бытия. В течение жизни зрелище смерти дается человеку малыми, «точно отмеренными» порциями, и всегда это потрясение. За тысячелетия культура вплела эти «порции смерти» в такую плотную ткань норм и процедур, что потрясения от зрелища смерти не разрушают, а укрепляют человека. Телевидение же вводит зрелище смерти в дом каждой семьи вне всяких норм, в огромных количествах и в самом неприглядном виде. С утра до вечера на нас обрушивают поток образов смерти - катастрофы, похороны, убийства, морги. И нормальный человек погружается в состояние непрерывного шока.

Именно «репортаж из морга» заснял журналист «Известий» О.Блоцкий для продажи немецкому ТВ. Это - важный инцидент, который произошел в феврале 2000 г. в Чечне, где Блоцкий сделал видеозапись работы похоронной команды. Есть ли тут преступление против морали? Да, есть. Ибо он снимал те дела, которые человек видеть не должен. Понимаю, что это жестоко, но предлагаю О.Блоцкому представить себе, что у него умер дорогой для него человек, а кто-то с ТВ пришел с камерой в морг и заснял на видео все то, что служители и патологоанатомы делают с телом этого человека. Заснял, а потом показал всему свету по ТВ. Блоцкий скажет, что на него бы это не подействовало? Тогда он - выродок рода человеческого. Это что касается самого факта съемок запретного зрелища - независимо от продажи пленки.

Многие помнят кадpы pастеpзанных тел, пpивезенных из Бендеp, после котоpых ТВ сpазу дало pекламу шампуня «Видаль Сасун». А потом была Чечня 1995-1996 гг. - pепоpтеpы НТВ пять дней подpяд позиpовали пеpед телом убитого в Грозном солдата российской армии, показывали на него пальцем и кpитиковали Гpачева за то, что тот не заби­pа­ет у Дудаева тело. Все рассуждения об ошибках командования, бездарности министра и т.д. на этом фоне были несущественны, главным был показ этого трупа, превращение его в реквизит - потрясающее насилие над совестью . Как следует понимать цели организации, сотрудники которой пять дней показывают стране (и, возможно, родителям погибшего) тело павшего солдата - вместо того, чтобы первым делом предать его земле?

А в Москве телевидение крупным планом, смакуя ракурсы, показало по­гибшего в Чечне полковника МВД. Да еще с фарисейскими приго­вор­ками. Кто позволил выставить усопшего, не убранного со всеми ритуалами, на обозрение десяткам миллионов? Возмущение репортеров враждебностью военных в Чечне было наигранным, ибо эта их нормальная реакция предусмотрена учебником. Что должен думать солдат, в мыслях готовый к смерти, ко­гда видит человека с ви­део­камерой и жвачкой во рту? Как ис­кусно этот тип заснимет его изуродованное тело? Надо было поражаться сдер­жанности солдата, а не ныть о поломанных камерах.

Изменилось ли положение с тех пор? Почти нисколько. 24 января 2000 г. ТВЦ дал репортаж о лаборатории ростовского госпиталя, в которой проводят идентификацию неопознанных тел погибших в Чечне военных. Мы видим фотографии молодых людей крупным планом - так, что их не могут не узнать их близкие. А потом - кадры с со стоящими на полке черепами. Черепами погибших сыновей и братьев телезрителей. Следом - кадр с лежащей около микроскопа печенью. Что должны подумать близкие тех, кто погиб в Чечне? Может быть, это печень родного им человека? Затем - кадр с полусожженным трупом. В целом - недопустимое с точки зрения культурных норм «введение морга в жизнь», которое вызывает шок у нормального человека. Все это - для того, чтобы под защитой этого шока внушить чисто политическую идею о ненужности войны в Чечне. Неважно, справедлива или нет политическая сверхзадача, примененная телевидением технология манипуляции сознанием преступна .

Зрелище смерти явно использовалось телевидением для стравливания народов в целях «растаскивания» полуразделенной «империи зла». Эта концепция достаточно хорошо отражена в текстах идеологов этого проекта, телевидение выполняет практическую задачу воздействия на сознание. За один день я по разным программам во­­­семь раз увидел отрезанные головы четырех русских пограничников и ус­лышал, что это таджикские мусульмане мстят за действия рус­ских в мусульманской Чечне. Кто в этом эпизоде телевидение, «гонец» или со­участ­ник давно ведущегося проекта - раскалывания России по линии русско-мусульманского конфликта? Видимо, соучастник. Одна бригада спе­циа­­­листов нанимает группу «мусульман» (как правило, из мар­гина­лизованных элементов, никакого отношения к ис­ла­му не имеющих - это изучено арабскими социологами в аналогичных ситуациях в Алжире) для того, чтобы они перешли границу и устроили гнусный спектакль с телами наших солдат. По всем канонам «перформанса». А уже российское телевидение берется донести это зрелище до каждой русской семьи, да по нескольку раз .

5. В своей идеологической работе телевидение использует запретные, разрушительные для сознания технические приемы. Например, к информации о парламентских партиях России подверстывается видеоряд с изображением нацистов, Гитлера и т.п. - известный и недопустимый в мирное время прием психологической войны (канализация ненависти к Гитлеру на политически неугодные фигуры). С.Доренко, показывая портреты своих политических противников (впрочем, возможно, у него и нет политических противников, он работает как профессионал), манипулирует с их образами - замещает лица образами черепов и т.п. В любом правовом государстве в законах о телевидении есть норма неприкосновенности личного образа . Она объявляет подобные манипуляции преступлением против личности . Скорее всего, Доренко осведомлен об этом, но пользуется безнаказанностью, предоставленной ему политическим режимом. Демократия...

Кстати, травля Чубайса на ОРТ (С.Доренко) в 1998 г. - как бы ни относиться к самому Чубайсу - показывает, что телевидение выполняет заказы теневых хозяев и может стать инструментом в психологической войне не только политического, но и криминального характера. Травля Лужкова и Примакова во время выборов 1999 г. была не менее гнусным зрелищем - опять же, независимо от отношения к этим личностям как политическим деятелям.

Это - о технологии, перейдем теперь к направлению манипуляции. Известно, что телевидение оказалось узурпировано малой социальной группой, агрессивно настроенной против большинства аудитории . Известно также, что почти все ведущие (Е.Киселев, Н.Сванидзе и др.) занимают крайне антисоветскую позицию и поддерживают то или иное крыло нынешних реформаторов. Это - их личные убеждения, которые они имеют право выражать лишь в небольшой части эфирного времени, в принципе, пропорционально той доле общества, которые эти убеждения разделяет. Они же делают свои установки главным мотивом информации, используя видеоряд, терминологию, интонацию и мимику для того, чтобы опорочить образ советского прошлого, включая его историю, праздники и символы.

В конце перестройки и в ходе реформы средствами манипуляции сознанием был искусственно углублен возникший на социальной почве раскол в обществе. Это стало важным фактором обострения кризиса. Радикальные тележурналисты, стоящие на антикоммунистических позициях, продолжают углублять раскол - используя вверенные им технологии, внедряя в сознание, укрепляя и эксплуатируя ложные стереотипы .

Можно говорить и об антирусской позиции ряда ведущих телевидения и самого телевидения как института. Начнем с «мягких» проявлений. Налицо явная деформация образа современной культуры России. Критерием допуска к эфиру стала исключительно политическая позиция того или иного деятеля. Если судить по телеэкрану, единственными носителями культуры театра являются Марк Захаров и Олег Табаков - но зритель практически не видит, например, Т.Дорониной. Нет доступа к эфиру ведущим русским писателям (В.Распутину, В.Белову и др.).

Показателен инцидент с показом в ноябре 1997 г. на НТВ фильма М.Скоpсезе «Последнее искушение Хpиста» - вопpеки коppектной пpосьбе Русской Пpавославной Цеpкви воздеpжаться от показа. В своем заявлении Патриарх и Священный Синод просили «не провоцировать в обществе внутренний конфликт в столь непростое время» и взывали к «гражданской совести и нравственному чувству руководителей телекомпании НТВ». Примечательно, что к этой просьбе Пpавославной Цеpкви присоединился Союз мусульман России, в его заявлении сказано более определенно: «решение НТВ является тем Рубиконом, перейдя который компания окончательно разрывает остатки незримого джентльменского соглашения, существующего между нею и российской общественностью касательно нравственных аспектов жизни». Даже удивительно, как можно было не откликнуться на такие просьбы. Демонстpативное pешение НТВ сопpовождалось глумливыми аpгументами: мол, некие люди (прямо скажем, далекие от  пpавославия) «смотpели фильм и не нашли там ничего антихpистианского». Очевидно, что в вопросах веpы их мнение ничтожно. Показ фильма был сознательной акцией по pасколу общества .

Во время войны в Чечне 1999-2000 гг. (а уж тем более в 1995-1996 гг.) антирусская позиция телевидения выразилась в прямом участии в психологической войне против России. Подавляющее большинство видеокадров из Чечни представляли зрелище взрывов, обстрелов, разрушений и гибели. Между тем давно стало известно, а большими исследованиями во время войны в Персидском заливе было строго доказано, что видеоряд, показывающий последствия войны оказывает сильнейшее воздействие на подсознание, которое восстанавливает общественное мнение против стороны, совершившей акт разрушения. Это - независимо от сознательного отношения к целям войны. Поэтому, например, телевидение США во время войны в Заливе показывало только те фазы действий, в которых отсутствовал образ их последствий. Ни одного кадра с видом разрушений в Ираке! Совершенно иными были репортажи из Чечни российского телевидения.

Другой срез этой позиции показали инциденты с Бабицким и другими телерепортерами и то, как все телеканалы стремились увести внимание общества от сути этих инцидентов.

Как уже говорилось в гл. 7, абсолютно неприемлемо предоставлять эфир террористам, если с терроризмом хотят бороться, а не помогать ему. Бабицкий -  репортер радио «Свобода» и вещал из лагеря чеченских боевиков как их средство информации. Главное в деле Бабицкого - его пребывание у боевиков, которое демократы представили как право и даже обязанность журналиста.

Да, иностранные журналисты не вылезали из отрядов боевиков (кстати, неизвестно, на каком основании). Но не только иностранные. Репортер государственного агентства ИТАР-ТАСС В.Яцина направился в Чечню, чтобы, как сказано в прессе,  «снять репортаж из лагеря боевиков для одного из канадских изданий». Возможно, он поплатился за это жизнью, но это не снимает вопроса. В.Путин представляет дело так, что Бабицкий «просто продает свой продукт на рынке информации, и делает это неплохо». Нет, г-н Путин, Бабицкий, Яцина, Блоцкий и др. продают не обычный продукт, не ботинки или сосиски, а оружие в информационной войне против России.

Право Бабицкого быть в рядах бандитов и вещать оттуда «свободную информацию» - ложь. Такого права на самом Западе не существует. Именно этот факт замалчивается сегодня российским ТВ и политиками, а попутными скандалами нас просто уводят от проблемы. Так же отводят нас от сути дела О.Блоцкого из «Известий», который снял мерзкую пленку и продал ее немецкому ТВ. На нас вылили поток бредовых проблем. Был или не был поблизости немец-покупатель? Нарушены или нет авторские права Блоцкого? При чем здесь они? Что бы изменилось, если бы на немецком ТВ сказали, что сюжет снимал герр Блоцкий? Ничего. Он прекрасно знал, что эту пленку у него покупают, чтобы возбудить у западных обывателей антирусские чувства. Не надо притворяться идиотом, иного смысла в показе этих кадров и быть не могло, и увольнение из немецкой телекомпании жалкого плагиатора Хефлинга дела не меняют и этих чувств не снимают.

Как специалист, Блоцкий не мог не знать, что даже нейтральный видеоряд делает убедительным любой комментарий, а уж такая картинка, которую раздобыл он, прямо будет бить по России. Выше был описан случай, когда цель передачи достигалась даже при полном противоречии текста видеоряду (Си-Би-Эс показала фильм об успехах КНДР, нос другим закадровым текстом - и фильм воспринимался как радикально антикоммунистический). Блоцкий и покрывающая его газета «Известия» - соучастники прямой и совершенно неприкрытой антирусской акции, причем он даже получил за это деньги. Политики, которые что-то мямляли не по сути проблемы, действовали как их прикрытие .

Теперь о том, как выполняет телевидение свою положительную социальную функцию.

К телевидению, которое стало центром коммуникаций, люди по инерции относились как к форуму, на котором можно будет услышать разные мнения. На деле общество в лице телевидения имеет центр программирования мнений, тоталитарность которого лишь слегка замаскирована демонстрацией борьбы разных группировок существующего политического режима. Так, телевидение определенно и жестко занимает антипарламентскую позицию, поскольку из-за большого числа депутатов никак не удавалось сделать Госдуму полностью контролируемой, даже при отсутствии у нее реальной власти. Все репортажи из Госдумы давались телевидением с враждебной или глумливой интонацией и с практически полной деформацией сути обсуждаемых вопросов. Никаких определенных сведений и аргументированных мнений нельзя узнать через телевидение, например, по такому важному вопросу, как купля-продажа земли. Ясно, что телевидение, контролируемое властью и «олигархами» играет важную роль в пропаганде частной собственности на землю. Но все правила приличия в этой пропаганде отброшены. Вот, в Саратовской области уже три года как введена свободная продажа земли. К каким результатам это привело? Кто купил землю? По какой цене? Что на ней выращивает? Какие урожаи? Никакой информации за три года не просочилось. Когда велась реформа Столыпина, власть тоже вела пропаганду приватизации земли. Однако в российских газетах регулярно публиковались сводки с ответами на названные выше вопросы. Наблюдение за ходом реформы велось МВД и Вольным экономическим обществом, никакой скрытности не было.

Используя все средства манипулятивной риторики (дробление, срочность, сенсационность), телевидение создало практически тоталитарный фильтр, лишающий население России минимально необходимой информации о реальности. Это лишило огромное число людей последних крох возможности сознательного волеизъявления и отношения к будущему. Половина населения не участвует даже во всеобщих выборах, а на местные выборы с трудом набирают четверть избирателей (часто и не набирают). Красноречивым эффектом манипуляции стало «создание» В.В.Путина без того, чтобы люди услышали от него хотя бы десяток фраз связного текста. Телевидение представило обществу коллаж из отдельных, вырванных из контекста фраз или даже обрывков фраз. Равнодушное принятие искусственно созданного образа «будущего президента» означает, что в обществе исчезли всякие надежды на демократическое жизнеустройство .

В условиях кризиса, когда жизнь непрерывно и резко меняется, люди насущно нуждаются в информации из других мест, где произошли в чем-то подобные изменения. Из этого опыта люди хотят получить полезные сведения, чтобы выработать лучшую линию своего поведения. Они хотят знать, как шла приватизация в Венгрии, что сделали с колхозами в Литве, какие способы сохранения своей национальной идентичности нашли русские в Латвии. Телевидение поставило заслон именно нужной людям информации. После «объединения» двух Германий поначалу много говорилось о счастье «осси» - восточных немцев. Потом как-то эти разговоры затихли, как будто этих немцев и не существует. А ведь нам было бы важно знать, что там происходит - ведь ежегодно в бывшую ГДР в виде помощи «осси» вкладывается по 100 млрд. марок. Вот где счастье! Но вся российская пресса, не говоря уж о телевидении, умолчала о красноречивом докладе, опубликованном в 1994 г. За четыре года после поглощения ГДР рождаемость на этих землях упала более чем вдвое! Как сказано в сообщении агентства «Эфе», излагающем данные доклада, «социальная нестабильность и отсутствие будущего привели к головокружительному росту добровольной стерилизации восточных немок - более чем на 2000% за четыре года».

Вместо передачи сбалансированной информации о реальных событиях и представления всего спектра мнений усилия телевидения направлены на формирование общественного мнения, с недопустимым уровнем манипуляции. Вот лишь немногие темы.

Большинство граждан положительно относится к сближению Белоруссии и России, проявляет благожелательный интерес к состоянию белорусской экономики и политике Лукашенко. Вопреки этому, телевидение практически не давало информации о главном - о причинах признанных даже на Западе очевидных успехов Белоруссии в социальной и экономической сфере (быстрый рост промышленного производства, бездефицитный бюджет и отсутствие невыплат зарплаты). Экран был заполнен репортажами о скандале с Шереметом и демонстрациях малочисленной оппозиции . Более того, периодически вспыхивала кампания настоящей травли Лукашенко - президента союзного государства, имеющего очевидную поддержку большинства населения.

В ходе войны в Боснии и агрессии НАТО против Югославии в 1999 г. основные ведущие телевидения заняли откровенно антисербскую позицию. Ориентация на Запад - дело личного выбора, но даже западное телевидение не допускало такой предвзятости. Невероятно, но факт: российское телевидение ни разу не предоставило эфир даже самому умеренному сербскому политику или деятелю культуры для спокойного изложения сути происходящих в Югославии событий .

Столь же откровенной являлась начиная с 1990 г. антииракская позиция ведущих телепрограмм. При этом речь вовсе не идет о симпатиях или антипатиях к Саддаму Хусейну, проблема фундаментальна. Во всем мире идут дебаты о блокаде Ирака как выражении Нового мирового порядка, как важном политическом и даже культурном эксперименте. Впервые после Второй мировой войны большая человеческая общность (население Ирака) использована в качестве заложников для давления на противника. Российское телевидение, полностью замалчивая эти дебаты и не сообщая данные, предоставленные ООН комиссиями виднейших ученых мира, блокировало наше общество от получения важной информации, которая имеет свободное хождение на Западе.

'; include $_SERVER['DOCUMENT_ROOT']."/i_main.php"; ?>